Подлиза
придворный подхалим
Пишет Hobbit!Anon:
20.03.2013 в 12:57


1 исполнение, 2 часть. В процессе

Ори неподвижно лежал на оленьей шкуре, прислушиваясь к дыханию спящего орка. Наконец он решил, что выждал достаточно долго. Он тихонько встал и оглянулся на варга. Тот дремал, положив голову на лапы, но Ори показалось, что кончик уха у него чуть дернулся. Ну и пусть. К выходу, ведущему в штрек, никто соваться и не собирался.
Ори схватил лоскут, оставшийся от чьего-то плаща, и попробовал надорвать его. Послышался легкий треск. Ори опустил руки, выругавшись про себя. И как он не сообразил, что бесшумно материю не разорвешь!
Пришлось брать тряпки целиком. Деловито поджав губы, Ори связывал их друг с другом и дергал, пробуя узлы на прочность. В пещере уже было совсем светло, когда он добавил последний лоскут к целой связке разноцветных тряпок. Веревка – его средство к спасению – была готова.
Ори поднялся, прижимая веревку к груди, и осмотрелся. Чтобы пройти к «окну», пришлось бы миновать либо варга, либо Азога. Ори выбрал последнее.
Проходя мимо каменного ложа, он остановился. Азог лежал, вытянувшись во весь свой огромный рост, укрытый парой звериных шкур. Он странно вытянул левую руку, точнее, то, что от нее осталось. Ори почему-то не испытал злорадства при виде железного трезубца, заменившего орку отрубленную конечность. Одно дело – стоять перед свирепым бойцом-великаном, другое – смотреть на спящего калеку. Ори мысленно ругнул себя за сентиментальность и на цыпочках перешел к выходу.
Солнце заливало склон горы. Далеко внизу стена уже не была такой гладкой, а вздыбливалась частыми уступами. Добраться до одного из них – и вот она, свобода.
Ори отошел от края, выбрал из разбросанных по пещере камней наиболее устойчивый, в несколько раз превосходивший тяжестью его собственный вес, и обмотал его веревкой. Увы, на это ушла часть самодельного каната. И все-таки, когда Ори скинул свободный конец веревки с уступа, ему показалось, что он свисает достаточно низко. Значит, главное – чтобы не подвели узлы.
Он как следует подергал веревку, обвязанную вокруг камня. Узел держался прочно. Ори облегченно вздохнул и вытер выступившую на лбу испарину. И только тут заметил, что белый варг уже не дремлет, а пристально следит за каждым его движением, слегка приподняв голову.
Испытывать терпение зверюги не хотелось. Ори побыстрее перешел на уступ и, ухватившись за веревку, начал спускаться. И все же, покидая пределы пещеры, не удержался и скорчил варгу гримасу. Тот повел себя так, как отреагировала бы собака: взвился с места и двумя громадными прыжками преодолел расстояние, отделявшее его от края пещеры. Ори, уже спустившийся на пару футов, увидел нависшую над ним ощеренную пасть.
«Вот теперь скалься, сколько влезет», - подумал он с ехидцей. Вслух, впрочем, зверя дразнить не стал: кто знает, насколько чутко спят орки. Хорошо еще, варги не умеют лаять.
Как выяснилось очень скоро, вместо лая у варгов были другие таланты. Они очень хорошо умели грызть.
Нет, белый варг не тронул канат. Он вообще потерял к Ори интерес, обнаружив, что тот находится вне пределов его досягаемости. Но в свое время он весьма основательно потрепал доставшуюся ему добычу. И теперь самодельная веревка, над которой Ори болтался над пропастью, трещала и грозила расползтись при малейшем неосторожном движении.
Поняв, что происходит, Ори попытался полезть обратно. Ткань лопнула еще в одном месте прямо у него под рукой. Ори замер, а через несколько мгновений отважился посмотреть вниз.
О том, чтобы прыгать, не было и речи. Выступы скал, еще несколько минут казавшиеся такими манящими, теперь зловеще ощетинились острыми зубцами, готовыми раздробить кости неосторожного верхолаза. Ори покрепче ухватил веревку, с ужасом отметив, что ладони у него вспотели.
- Вы не могли бы меня вытащить? – собравшись с духом, крикнул он.
Ему было легче рухнуть на скалы, чем выдавить постыдное «Спасите!».
Ответом была тишина, которую нарушило угрожающее потрескивание ткани.
- Эй! – что было мочи завопил Ори, в отчаянии стискивая веревку.
Самодельный канат резко качнуло, перед лицом Ори стремительно мелькнула стена. Треск усилился, и Ори не успел в ужасе зажмуриться, как сначала пятками, а потом и задницей стукнулся о каменный пол пещеры.
Трещала, как выяснилось, не веревка, а его воротник, пропоротый Азоговым трезубцем. Орк, свирепо ощерив свой частокол зубов, навис над ним, примериваясь, судя по всему, для хорошей оплеухи. Только Ори подумал, что эта громадная ручища угробит его так же верно, как и падение на скалы, как вдруг Азог пошатнулся и тяжело завалился набок.
Ори изумленно захлопал глазами. Варг вскочил со своего места и встревожено заскулил. Азог, бормоча что-то на своем языке, зашевелился на полу, пытаясь высвободить неловко подогнувшийся обрубок руки. Одновременно он загораживал правой ладонью лицо.
«Солнце, - сообразил Ори. – Он лежит прямо на свету».
И попал он на солнце, спасая шкуру некоего непутевого гнома, толком не посмотревшего, из чего плетет веревку.
Ори поднялся, подбежал к Азогу и попытался приподнять его за плечи. Особых успехов он не добился. Азог мельком глянул на него из-под ладони, буркнул что-то, чего, видимо, лучше было и не понимать, и, собравшись с силами, откатился в тень.
Затем он сел, прислонившись спиной к стене. Воткнутый в обрубок руки трезубец покосился при падении, и из потревоженной раны текла кровь. Ори вытащил из-за пояса рогатку, сдернул с нее ремешок и попытался перетянуть плечо Азога. Ремешка не хватило в обхвате.
- Ты что, совсем спятил? – Азог озадаченно уставился на Ори. – Что ты делаешь?
Тот развел руками.
- Я помочь хотел… Жгут наложить.
- Лучше уйди, - проворчал орк.
Он взглянул на варга, который стоял, напрягшись и нервно поводя хвостом.
- Белый! – Азог протянул ему поврежденную руку.
Варг подбежал к нему. Ори, приоткрыв рот, смотрел, как огромный зверь старательно зализывает рану своего хозяина. Это продолжалось несколько минут; наконец Белый, видимо, удовлетворенный результатом, сел возле Азога, заглядывая ему в глаза. Орк потрепал его здоровой рукой по голове, и варг, совершенно успокоенный, потрусил обратно на свое место. Ори смотрел на зализанный рубец.
- Почему ты не сделаешь что-нибудь другое? – спросил он. – Что-то более удобное.
Азог мрачно взглянул на него.
- Глотки протыкать вполне удобно, - буркнул он.
Ори смятения не проявил: он уже смекнул, что и в самом деле нужен Азогу живым. И теперь он сидел, поджав ноги, и с любопытством пялился на орка.
Азог исподлобья покосился на него, встал и с теневой стороны подошел к камню, обмотанному тряпицами. Тратить время на веревку не стал: просто хорошенько поддал ногой. Камень качнулся и медленно перевалился за выступ. Через несколько очень долгих мгновений послышался отдаленный грохот. Ори вздохнул и стиснул одну из своих косичек. Азог повернулся и ушел обратно в нишу, служившую ему спальней.
Он возился на постели, пытаясь лечь так, чтобы не тревожить заново поврежденную руку. Ори, не удержавшись, придвинулся к краю пещеры и вытянул шею, пытаясь высмотреть упавший камень. Азог угрюмо оглянулся на него через плечо.
- Глянь заодно, там пару-тройку черепов должно быть видно.
Ори отодвинулся обратно.
- Чьих? – спросил он.
- Есть гномьи, есть людские, - равнодушно бросил Азог.
Он, наконец, улегся. Над запекшейся раной тотчас с жужжанием зароились мухи, и Азог раздраженно натянул на себя оленью шкуру.
- Они пытались сбежать отсюда? – не отставал Ори.
- Нет! – рявкнул Азог. – Болтали много.
Ори снова тяжело вздохнул и замолчал.

URL комментария

@темы: сказка на ночь